Для авторизации на текущем портале в Вашем профиле ЕСИА должно быть заполнено поле "Электронная почта"

Республиканские порталы Карта сайта Вход

Администрация городского округа закрытое административно-территориальное образование город Межгорье Республики Башкортостан

Верховный Суд РФ разъяснил некоторые спорные вопросы квалификации "коронавирусных" составов в КоАП РФ и УК РФ

12 Мая 2020
2
0

Опубликован Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) № 2.
Верховный Суд РФ указал, что ч. 3 ст. 6.3 КоАП (нарушение санитарного законодательства, повлекшее смерть или причинение вреда здоровью) не подлежит применению в отношении гражданина в части, предусматривающей последствие в виде смерти человека. В таком случае виновника надо привлекать по ч. 2 ст. 236 Уголовного кодекса (нарушение санэпидправил, повлекшее по неосторожности смерть человека). Ответственность по ч. 3 ст. 6.3 КоАП РФ в этом случае может понести только юридическое лицо.

Если нарушение санитарных правил не привело к чьей-либо смерти, но вред здоровью человека все же причинен, то квалификация зависит от наступивших последствий. Если установлено наличие массового заболевания либо его угроза, то содеянное квалифицируется по ч. 1 ст. 236 УК РФ. Если нет ни массового заболевания, ни его угрозы, то содеянное полностью охватывается составом ч. 3 ст. 6.3 КоАП РФ.

Массовость заболевания является оценочным признаком, для установления массовости нужно учитывать не только количество заболевших, но и тяжесть заболевания. Для определения масштабов заболевания суд вправе привлечь специалистов Роспотребнадзора.

В обзоре ВС РФ разъяснил, какое недостоверное "ковид - сообщение" может повлечь возбуждение уголовного дела по ст. 207.1 и ст. 207.2 УК РФ:
-оно изначально не соответствовало действительности,
-причем распространявшему «фейк» лицу это было достоверно известно.

Ложность предполагается, если лицо пыталось придать «фейку» достоверный вид, например, - ссылалось на компетентные источники, на высказывания публичных лиц, использовал поддельные документы (в том числе аудио, видео), либо ссылалось на достоверные, но не релевантные видео- и аудиозаписи и документы (имеющие отношение к другим событиям).
Репост «фейка» может быть наказуем по ст. 207.1 или ст. 207.2 УК РФ исключительно в том случае, когда репостнувший действовал с прямым умыслом, сознавал, что размешенная им под видом достоверной информация является ложной, и имел цель довести эту информацию до сведения других лиц.

Кроме того, ВС РФ обратил внимание на необходимость доказывать публичность распространения «фейков» исходя из особенностей конкретной ситуации:
-с учетом места, способа, обстановки и других обстоятельств;
-в частности, публичный характер распространения «фейка» может проявляться в использовании для этого СМИ, Интернета, в том числе мессенджеров (WhatsApp, Viber и других), в массовой рассылке СМС и PUSH-сообщений, распространении путем выступления на собрании, митинге, распространения листовок, вывешивания плакатов и т.п.